Северо-Западная хорда: нужны дороги - выселяйте город

Обсуждение строительства Северо-Западной хорды и ряда других городских магистралей на круглом столе под эгидой фракции КПРФ в Московской городской думе в четверг было и хорошо узнаваемым, и одновременно необычным.

Хорошо узнаваемым потому, что высокое собрание вылилось в довольно безобразный диалог "глухого со слепым", - как это и бывает часто на таких встречах инициативных групп с представителями власти. Причем, уровень агрессии в этот раз был повышенным, а польза практически нулевой.

В то же время на этой встрече обозначило себя новое для современной Москвы течение - противников строительства дорог и противников личного автотранспорта. Это не какие-то там сектанты-реакционеры. Это жители тех домов, мимо которых планируется прокладывать новые крупные магистрали. Сколько таких жильцов, мы пока не знаем (те, кого миновала чаша сия, предпочитают к ней не притрагиваться), но настроены они решительно.

До сих пор, все последние годы, общественность Москвы постигала горькие истины - что автодорог в нашем городе чудовищно не хватает, что их в разы меньше, чем в Европе, США, и даже в Азии. Что советские руководители и мысли не допускали о настоящей (а не "жигулевской") массовой автомобилизации, а сменивший их Юрий Лужков тоже так и не показал себя подлинным мэром автомобильного города. Это были аксиомы для всего прогрессивного сообщества, которые постепенно усваивались сообществом консервативным. Теперь же на арену вышла новая сила, все эти аксиомы разом отметающая.

Ключевое место в обсуждении занял вопрос о Северо-западной хорде. Соответственно, на встречу были приглашены лидеры инициативных групп жителей тех районов через которые, по проекту, должна пройти эта стратегическая магистраль: Коптево, Щукино, Строгино, Крылатское, Кунцево, Можайский. Среди коптевцев, протестуют жители Большой Академической улицы, которая становится частью хорды, в Щукине болевой точкой оказываются улицы Народного ополчения и Маршала Бирюзова.

К сожалению, представители страждущих львиную долю драгоценного времени отвели на брань и стилистические фигуры. Председатель собрания, депутат Николай Губенко убеждал собравшихся говорить по делу и не задавать риторических вопросов. Его слова отлетели, как от стенки горох: большая часть вопросов была именно риторической.

Вот примеры вопросов: "Удалось ли где-нибудь в мире решить транспортную проблему путем расширения улиц? Назовите хотя бы один город!" "Кто вам дал право ставить на людях биологические опыты?! Почему правительство Москвы стремится переплюнуть нацистских преступников?!" "Кто вы по образованию?!" - вопрос к первому заместителю руководителя департамента строительства г. Москвы Петру Аксенову. Один из лидеров, сам получивший строительное образование, начал свою речь со слов: "К вашему сожалению, я не дилетант!"

Молодой и элегантный лидер общественного движения "Город и транспорт" Александр Морозов пообещал "задать конкретный вопрос", а получив микрофон, закричал: "В чьих интересах вы действуете? Почему вы гадите в городе?!" Видимо, даже для более молодого поколения, не заставшего советских партсобраний, "конкретный вопрос" - это вопрос "С чьего голоса вы поете?"

Такова "народная оппозиция". А что же власть? Увы, она тоже повела себя вполне предсказуемо. В свое время писатель Владимир Богомолов обессмертил гениальную чиновную фразу: "Вам объяснили - а вы опять!" Естественно, эту фразу не Богомолов придумал - он ее слышал тысячи раз от жестяных советских столоначальников времен тотального дефицита. Вот и нынешняя встреча со стороны власти явно проходила под девизом "Вам объяснили - а вы опять!"

Петр Аксенов начал ответное выступление со слов, что "хорда - понятие чисто условное", и что на повестке дня реконструкция существующих магистралей. На что вся народная массовка взвыла - это, мол, до нынешнего года было так. Но теперь-то с ними уже архитекторы беседы провели о Северо-Западной хорде, и ни о чем ином.

Аксенов также разъяснил, что никаких 12 полос на Большой Академической улице не будет, а будет по три полосы в обе стороны. Отличие же от первоначального проекта состоит в том, что добавляется еще туннель и развязка с улицей Зои и Александра Космодемьянских - кстати, это добавляется по просьбе самих жителей района Коптево. Эти слова подействовали на протестующих, как красная тряпка на быка.

Несколько раз - и Аксеновым, и представителями Москомархитектуры - было повторено, что дорога строится не для района Коптево, а для города. Петр Аксенов по слогам зафиксировал: "для го-ро-да", а начальник отдела Москомархитектуры Максим Васильев заметил, что для жителей главное - дескать, им в Коптеве дорога не нужна. Нетрудно представить, как это воспринималось другой стороной. Тем более, что в словах начальства доминировала явная усталость от всего этого горя народного.

Все же Максим Васильев попытался разрядить атмосферу и, в частности, ответить на действительно конкретный вопрос: почему нельзя проложить автотрассу вдоль полотна Малой кольцевой железной дороги? По его словам, "там, где можно", именно так и делается. Но, увы, это возможно не везде - и прежде всего, потому что на МКЖД теперь уже точно организуется пассажирское движение, а это требует своего строительства и организации транспортных потоков.

Какой протяженности будут участки "где можно, и где нельзя", еще предстоит, видимо, узнать. Максим Васильев также объявил, что каждую неделю ведет прием жителей. Многие обещали зайти, но некоторые уже не верят, что с властью можно договориться. Как заявила одна из жительниц: "Если вам так нужны дороги - ну, что ж, выселяйте город!"

Под конец нескольким лидерам протестующих было дано пять минут для выступлений. Среди них был и Александр Морозов. Он уже не спрашивал, почему и кто гадит, но, вероятно, ошарашил многих конкретными тезисами. "Автомобиль категорически вреден для города! - заявил лидер "Города и транспорта". - Мы 30 лет слушали тех, кто предлагал строить дороги. Пора это прекратить! Даром для вас строить дороги мы за общий бюджет не хотим!"

Морозов потребовал "отказаться от стимулирования автомобилизации" и бросить все силы на метро и особенно трамвай. Предвидя же сильное сопротивление такому повороту событий, он предложил ввести плату за проезд по городу на личном автомобиле и повышать эту плату, пока на улицах не станет свободней.

Для современной Москвы - это сильно. До сих пор эту же идею, кажется, публично высказывал только один теоретик - директор Института национальной модели экономики Виталий Найшуль. Причем, Найшуль-то "с другой стороны смотрел": он достаточно откровенно заявил, что надо для богатых расчистить автотрассы, поскольку иначе получается социализм, который все равно для всех хуже. Морозов же исходит из интересов бедных и безлошадных - логика более прямая и имеющая шансы на популярность.

Тем не менее: вот здесь кто-нибудь из Москомархитектуры или других властных органов мог бы сказать что-нибудь вроде: "Саша, дорогой. Выдь на балкон - и скажи четырем с половиной миллионам автовладельцев Москвы, что надо прекратить строить дороги. Я посмотрю, что от тебя останется". Но власть так разговаривать не умеет - она предпочитает "Вам объяснили - а вы опять".

В общем, не исключено, что уже не "по вертикали", а "по горизонтали" в Москве начнется противостояние автомобилистов и их новых противников. Пока не знаем, как именно они себя назовут, и в каком виде все это станет разворачиваться.

Среди требований жителей было еще одно, весьма конкретное: требование выплатить компенсацию владельцам квартир, которые вдвое подешевеют из-за шума и выхлопов. Дабы те, кому здоровье дороже, могли из этих квартир выехать, продав их по дешевке тем, у кого, в силу ряда причин, есть вещи поважнее здоровья. Депутат-коммунист Николай Губенко обещал посодействовать с принятием соответствующего закона - правда, фракция КПРФ слишком мала.