Платные парковки: деньги возьмут, лучше не станет

Я живу в Москве, в Большом Каретном переулке. Я не хвастаюсь, наоборот - на мне ставят эксперимент по введению платной парковки в центре Москвы. Эксперимент, который московские власти готовили много-много месяцев, начался 1 ноября и по состоянию на утро 1 ноября уже с треском провалился.

С 1 ноября в центре Москвы начинается эксперимент по введению платных парковок. Эксперты и законодатели рассказали, поможет ли это разгрузить город и избавить его от пробок.

Суть эксперимента в том, чтобы заставить всех, включая живущего в зоне эксперимента меня, круглосуточно платить по 50 рублей в час за парковку в квартале, расположенном между московским ГУВД и московским же ГИБДД. А неплательщиков штрафовать на 3000 рублей.

А провалился эксперимент потому, что в Большом Каретном забыли поставить автоматы для оплаты парковки. Не успели. Или я не знаю что. Поэтому на здоровенный кусок Большого Каретного - от дома Высоцкого, где "его 17 лет", до Садового кольца - просто повесили ночью знаки "стоянка запрещена". Чтобы уж ни себе, ни людям. Но машины там как стояли, так и стоят. И, как всегда, совершенно никому не мешают. Наверное, их владельцам пришлют квитанцию о штрафах. О том, что парковка будет платной, всех кое-как предупредили. О том, что ее вообще запретят - нет.

Расскажу немного про наш переулок. У нас нет присутственных мест. У нас есть один миниатюрный магазинчик, хостел "Годзилас", живописные постояльцы которого - интуристы с рюкзаками - очень забавно объясняются в этом магазинчике с продавщицами-киргизками при помощи местных алкашей. У нас есть несколько малоэтажных офисов, очень хороший грузинский ресторан "Сахли" и какой-то непонятный клуб, напротив которого всегда на одном и том же месте стоят черные Bentley и Aston Martin - неизменные, как постовой у соседнего с клубом посольства Венесуэлы. Еще у нас есть коммунальный центр, где местные жители и гости переулка танцуют линди-хоп и всякие другие джазовые танцы.

Чего в нашем переулке не было и нет, так это пробок и проблем с парковкой. Он широкий, односторонний, по нему всегда могли проехать самые пузатые грузовики, даже если жители и гости переулка парковались по обеим его сторонам вкривь и вкось как последние идиоты.

Все соседние переулки такие же. Говорят, что наш район выбран для эксперимента с целью разгрузить центр Москвы и улучшить ситуацию с пробками. Это вранье. Наш район выбрали, потому что он расположен рядом с экспериментаторами. По всем остальным параметрам он вообще не соответствует заявленным целям. Зато он годится для проверки терпил (то есть нас, подопытных резидентов) на терпение.

Во-первых, как-то странно приступать к решению проблемы городских пробок с введения платной парковки в довольно малолюдных жилых кварталах, а не со штрафов за неправильную парковку везде, где парковаться нельзя. Подопытные это прекрасно понимают - что, конечно, не повышает их готовность участвовать в эксперименте. Но нас никто не спрашивает.

Во-вторых, если цель эксперимента - заставить горожан отказаться от ненужных поездок на машине, то сделано все ровно наоборот. Единственный для жителей района способ сэкономить на парковке - это почаще уезжать из него. "Автомобилистам выходного дня" - а в центре таких много - приказали стоять в пробках.

Льготные условия - бесплатная парковка с 20:00 до 8:00 - предусмотрены только для владельцев квартир из расчета одна квартира - одна машина. Экспериментаторы при этом ссылаются на мировой опыт, но и тут они ошиблись: "на районе" слишком много людей, для которых мировой опыт совпадает с личным. А мировой опыт таков: в зонах с платной парковкой она платная в рабочее время и бесплатная ночью и в выходные - для всех, а не только для местных. Местные (не хозяева квартир, а все, кто там живет и работает) могут парковаться когда угодно, за что платят от 50 долларов до 400 евро в год в зависимости от района, страны и валюты. В Москве совсем другая математика: 18 000 рублей в месяц для льготников, вдвое больше для всех остальных. И даже если иметь льготу, проводить на работе по 12 часов в день, никогда не болеть, не уезжать в отпуск и оставлять машину у дома исключительно в выходные - получается 5000 рублей в месяц, 2000 долларов в год.

У московского эксперимента есть еще одна особенность, которая мало похожа на мировой опыт. Правильность парковки и оплаты собираются контролировать не силами парковочной полиции, а автоматически при помощи оборудованных камерами автомобилей, которые будут колесить по району. Номера оплативших парковку заносятся в базу данных, с ними будут автоматически сличаться номера припаркованных машин. А это значит, что большой брат в ГИБДД всегда будет в курсе, кто, где именно и сколько времени проводит в зоне эксперимента. А в перспективе - в любом месте города. Обычно подобные инициативы разбиваются о законы о защите личных данных. Но Москве на такие мелочи всем плевать.

Если не слишком доверять заявлениям, что цель эксперимента - борьба с пробками, и посмотреть на него критически и непредвзято, то задачи у него могут обнаружиться совсем другие. Например, выдавить из центра семьи с низким и средним достатком и пожилых людей. Ни один разумный семейный бюджет не выдержит стоимости владения автомобилем, которую пытается установить Москва. А жить в центре без автомобиля семьям среднего класса не позволяет инфраструктура - здесь плохо со школами, со спортом, с продовольственными магазинами. На самом деле Москва, конечно, ни в чем таком не заинтересована - не потому, что это плохо, а потому, что это никому не нужно.

Центр только для богатых невозможен хотя бы в силу качества жилья и той самой инфраструктуры. Другая возможная цель - проверить средний класс на сопротивляемость произволу и конфискационным мерам, выяснить, насколько он позволяет себя доить. Это больше похоже на правду, но и это, скорее всего, не так. Самая правдоподобная версия относительно особенностей эксперимента - идиотизм и непрофессионализм его организаторов, управленческая беспомощность властей Москвы, которые традиционно ищут не там, где потеряли, а там, где посветлей. Плюс, разумеется, их полное равнодушие к интересам и личности граждан. Но это настолько очевидно и без всякого эксперимента, что даже как-то и неловко упоминать.